Парк Царского Села

Вслед за строительством Петербурга Их Величества решили сделать себе летнюю резиденцию к югу от новой столицы. Дачу, если говорить по-простому. Хотя сложно говорить простыми словами о таком чуде архитектурной мысли и шедевре садово-паркового искусства, как Екатерининский парк.Сейчас это город Пушкин, а во времена Российской Империи – Царское село, место жизни и отдыха императорской семьи и ближайших придворных в летнее время. Понятно, почему парки здесь играют такую важную роль, почему в них было вложено столько же сил, как и в строительство самого дворца, – отдых на природе ставился во главу угла. И природу эту необходимо было сделать такой же пышной и роскошной – под стать дворцу.Екатерининский парк делится на 2 части – регулярный сад в стиле классицизм, сформированный при Екатерине I и развитый при Елизавете Петровне, а также пейзажный парк в английском стиле, созданный императрицей Екатериной II – в то время мода поменялась.

Регулярный парк в Царском селе

Царскосельский парк был заложен в 1710 году, ещё при Петре I. Были созданы первые планы в классическом голландском стиле с прямыми аллеями. Посадочный материал закупался за рубежом в именитых питомниках растений. Так в аллее Древних дубов сохранились 12 дубов, привезённых из-за границы и посаженных ещё при Петре. Более того, по свидетельствам того времени, император сам принимал участие в их пересадке.После того, как село отошло его жене Екатерине I, она вместе с садовыми мастерами Я. Роозеном и И. Фохтом разбила здесь регулярный парк по французской моде. Далее при Елизавете Петровне проектированием ландшафта занимался Ф.Б. Растрелли, а закупкой деревьев за границей, пересадкой и уходом руководили садовые мастера М. Кандаков и Я. Рехлин.

В регулярном парке царит порядок и закономерность. Классицизм стремился полностью подчинить природу воле человека, поэтому создавались идеально ровные дорожки, симметрично и с математической точностью высаживались деревья, а их кроны превращались в геометрические фигуры. Во времена елизаветинского барокко остались те же строгие принципы, только формы стали богаче и затейливее, так перед парадным входом во дворец был разбит узорчатый партер с барочными завитками – своеобразная мозаика из газонов, мраморной крошки, угля, битого кирпича. Композиция регулярного сада строится относительно центральной аллеи, от которой расходятся прямые дорожки и каналы. Пересекающиеся живые изгороди и аллеи образуют замкнутые зелёные комнаты с потайными ходами и «затеями» – беседками, качелями, укромными лавочками.Аллеи большей части регулярного сада сформированы липами, кроны которых поддерживаются в форме шаров или кубов. Липа была выбрана ведущей культурой, так как хорошо росла в местном климате и на болотистых почвах, а также превосходно переносила стрижку. Дополняющей культурой стал дуб, также использовались шпалерные насаждения из тиса и самшита.  Вдоль аллей поставили скульптуры итальянских мастеров, которые приобрел ещё Петр I. До этого они стояли в Летнем саду в Санкт-Петербурге. Перевозили не только скульптуры, но и многолетние деревья из петербургских садов. Помимо питерских взрослых крупномеров использовали и молодые деревья, которые обычно закупались за границей.

Пейзажный Царскосельский парк

Во 2 половине XVIII века в моду вошли пейзажные английские парки, которые не регламентировали ландшафт, а лишь подчёркивали его природные достоинства. Перед архитекторами стояла задача по проектированию ландшафта, неотличимого от природного. Поэтому вместо прямых аллей, геометрических прудов, каналов и ровных газонов мы здесь видим водоёмы с извилистыми береговыми линиями, ручьи, водопады, рощи, цветущие луга и поляны. Сад украшают романтические архитектурные формы – колонны, скульптуры, небольшие павильоны и беседки в восточном, готическом или античном стиле.

Садовые архитекторы того времени – В.И. Неелов и И. Буш, главный архитектор – Чарльз Камерон. Проектированием парка занималась и сама Екатерина II – следила за выполнением, придумывала малые архитектурные формы, павильоны, подбирала деревья.

Камерона не устраивал плоский рельеф парка, поэтому он решил построить высокую террасу (Камеронову галерею), которая служила бы лестницей, соединяющей покои Екатерины и сад, а также создавала бы ощущение холмистости. Более того, он решил сделать здесь висячий сад, что само по себе является сложной задачей. Висячий сад – это ландшафт на искусственной возвышенности, в данном случае, на каменной террасе второго этажа. Наверху росли яблони, сирень и жасмин, вокруг больших кустов – розы, тюльпаны, пионы, нарциссы. Важно было обеспечить достаточный почвенный слой и в то же время хорошую гидроизоляцию. В те времена в качестве гидроизоляционного материала использовали свинцовые плиты, которые спаивали между собой. Висячих садов, созданных по такой технологии, всего 4 на свете, 2 из них находятся в Италии и ещё один в Эрмитаже.

Также при Екатерине II перестроили Большой пруд, сделав его очертания более мягкими. Вдоль его новых извилистых берегов высадили аллеи с уже полюбившимися липами, но уже естественных форм.

Строительство водоёмов

Отдельно следует рассказать о строительстве прудов в Екатерининском парке. При закладке сада сразу же начались работы по проектированию водоёмов, так как естественных источников воды в этой местности не было.

Большой пруд часто мелел и питался лишь болотными и дождевыми водами. Первоначально всё было настолько плохо, что большую часть времени зеркальные пруды у дворца стояли и вовсе без воды, а к прибытию Их Величеств воду доставляли из Петербурга.

Проблему водоснабжения Царского села решили только в 1749 году – из деревни Большое Виттолово прорыли Виттоловский канал. Так как ключи, питающие канал, находятся на 9,5 метров выше уровня парка, система заработала превосходно. Началось строительство целой сети водоёмов: Большой пруд превратили в полноводное озеро, по оврагам пустили ручьи, построили плотины и сделали Нижние и Малые Каскадные пруды. Появились живописные водопады.

Удивительно, как сложилась история, две правящие императрицы, обе – Екатерины, руководили созданием Екатерининского парка в разное время, причем их части разительно отличаются друг от друга. В этом есть и преемственность, и идея объединения противоположностей, ведь парк не показывает диссонанса частей, а наоборот, как-бы перетекает из одной в другую.